заказ билетов благотворительность

Мюзиклы для детей и взрослых. Остальное - Сноска 111

Это было бесконечно приятно в его жарком волнении. Нежный голос сказал:
"Гнев здесь, как и везде, может наделать только бед. Опомнись и подумай
о том, что ты скажешь! Тебе будет оказана помощь. Позаботься об этих
несчастных людях. Для этого тебя привели сюда. Только доброта к их мыслям,
медленное и верное ведение могут еще помочь им".
Бесконечный покой снизошел в сердце, которое еще только что бурно билось.
"Агурамазда, Великий и Добрый Бог, речь идет о Твоей Чести. Помоги мне!"
"Было время, - как будто мечтая начал он, - когда люди были чисты, чисты так, как они вышли из сотворившей их руки Мудрого Бога, Которого вы называете Ормуздом. Это было давно. Но тогда люди были счастливы, потому что они жили по Божьей Воле.
У Него были бесчисленные слуги, которых люди почитали как второстепенных богов, потому что они чувствовали, насколько эти сияющие существа превосходили их.
Вы когда-нибудь видели плод, который точит червь?" - прервал он сам себя.
Мужчины, которые не находили связи между этим вопросом и его рассказом, удивленно переглянулись, потом ответили утвердительно.
Тогда он продолжил:
"Снаружи ничего не видно, не видно, как внутри передвигается насекомое. Поначалу червь еще так мал, что его почти не видишь. Плод выглядит прекрасно. Но червь растет, и чем больше он становится, тем сильнее он пожирает плод изнутри. И плод портится. Через некоторое время он выглядит уже не так, как должен, но становится чем-то, что вызывает отвращение, и что выбрасывают. Вы понимаете меня?
В человеческие души заполз червь, маленький, незаметный. Первое неповиновение Великому Доброму Богу, Который сказал: "Я выше всего. Ничто не станет рядом со Мной!" А человек решил, что он сам для себя важнее и выше всего. И человек поставил себя не под Богом, а над Ним!
Разве это не так, друзья? Подумайте!"
Зороастр замолчал, чтобы дать им время подумать. Он отчетливо видел, какая работа происходила в них. Но он знал, что слова пришли к нему на уста свыше. Откуда бы еще он узнал о Заповеди Агурамазды, о Которой он говорил с ними только что?
Глубокая благодарность, смешанная с преклонением, наполнила его. Они попросили продолжать, и как раз этого он хотел теперь. Он должен был говорить.
"Когда Ариман увидел в человеческих душах этого червя, который вышел из его рук, он обрадовался. Он позаботился о том, чтобы как можно больше человеческих душ были соблазнены самомнением. Он радуется каждой душе, которую приходится оттолкнуть от себя Ормузду за непригодностью, потому что теперь эта душа - его.