заказ билетов благотворительность

Мюзиклы для детей и взрослых. Остальное - Сноска 144

В своих покоях он постарался взять себя в руки, потому что в нем бушевала буря, несмотря на внешний покой.
Правильно ли он действовал? Ему казалось, что он отчетливо слышал голос, который подсказал ему слова, которые он должен был произнести. Он позвал сияющего посланника.
"Ты поступил правильно, Зороастр, - сказал он. - С такими людьми, как этот атраван, нельзя быть терпеливым. Он мог бы нанести слишком большой вред, если бы присутствовал на этом празднике, потому что его сердце принадлежит только ему самому. Даже его ссылка на Митру - это ложь. Он отказался даже от богов, потому что заметил, что они не помогают ему.
Атраван уже вообще не нужен, если только ты сможешь должным образом проводить праздники.
Вели явиться жрицам и мобедам, и научи их, что они должны делать".
Зороастр еще долго молился после того, как исчез посланник. Потом он навестил Гафиза.
Гафиз совсем не был удивлен тем, что рассказал ему провозвестник. "Я знал, что так получится. Последний праздник был пустым и бессодержательным, - серьезно сказал он. - Пойдем к Джаяве, он захочет услышать, как твои дела".
При известии, что старик еще жив, Зороастра охватила большая радость. Он, наверное, уже совсем древний!
"Зороастр, мой сын и господин, - приветствовал он вошедших. - Мне было явление, что ты придешь. Теперь к нам придет ясность и истина".
Зороастр рассказал о своей беседе с атраваном и о том исполненном значения повороте, каким она закончилась. Джаява тоже естественно воспринял то, что без атравана можно обойтись, если провозвестник будет исполнять его обязанности верховного жреца в народе.
"Ты сделаешь это уже на празднике, Зороастр, - счастливо сказал
Джаява. - Кончатся все твои переезды. Это придется делать другим за тебя,
их ты тщательно будешь готовить здесь. Я вижу, как из этого города
изливается на страну поток благословения!"
Он говорил как провидец, его взор был обращен вовнутрь.
Слуга доложил, что по приглашению Зороастра пришли жрицы. Этим беседа пока закончилась, а Зороастр не успел рассказать о своей жене.
В красивом покое он нашел четырех женщин, ожидавших его. Они обрадовались тому, что он будет вести праздник, и пообещали, что они во всем будут действовать по его указаниям.
На его вопрос, не хотят ли они что-то сказать ему, старшая ответила, что они охотно откажутся от своего выступления. Им это всегда было нелегко. После того как им было дозволено молчать вот уже два праздника подряд, они предпочитают и дальше делать так.
Это подходило Зороастру, который знал, что позднее с народом будет говорить Ядаса.
Они спросили, следует ли зажигать огни, хотя праздник будет проводиться уже не в честь Митры.