заказ билетов благотворительность

Мюзиклы для детей и взрослых. Остальное - Сноска 155

Он всегда занимался только своими мобедами, никогда не заботясь о других людях.
Его провозвестники ездили по стране. Он же отказался от этого и сказал: кто захочет увидеть его, пусть сам приходит к нему. И тут вдруг он вспомнил об этих своих обязанностях, к которым он относился так небрежно.
Зара-Тустра сместил его, но это его не заботило. Он счел, что будет правильно, если он поедет по стране.
Так как у него не было лошадей, мобедам приходилось нести его. Он мог бы идти вместе с ними пешком, но он считал себя слишком знатным для этого.
При таком затруднительном способе передвижения само собой
разумелось, что посещения горных местностей были невозможны. Они оставались на равнине.
Так, они поначалу прибыли в селение, где Зороастр уже многократно бывал, что было заметно по жителям. Атраван совершенно не думал о том, как он встанет перед людьми, о чем будет говорить с ними. Он считал, что это само в нужный момент придет ему в голову.
Атраван постучал в хижину, которая казалась самой богатой, и потребовал гостеприимства. Оно было ему оказано, как было бы оказано любому провозвестнику. Ему было позволено переночевать в сарае. Туда им принесли и обильную, но очень простую еду.
Он представлял себе прием не так. Он в возмущении пошел к хижине, из которой доносились веселые голоса. Он думал, что застанет семью за едой, но вместо этого нашел женщин, которые болтали и плели циновки.
Они с негодованием указали ему на дверь. Он должен оставаться там, куда его поместил глава семьи.
"А где он сам?" - уже скромнее спросил атраван.
Он на священной площади, был ответ, которого он не понял, потому что не знал о существовании такой площади.
Он предпочел сначала поесть то, что оставили ему мобеды. Потом пошел
искать площадь. Ему не нужно было далеко идти. В центре селения была
круглая площадка, ограниченная со всех сторон камнями, на которой, по-
видимому, находилось все мужское население. Они оживленно
переговаривались.
Атраван вступил в круг мужчин. Разговор затих. Все взгляды обратились на чужака. "Иноземец, не пристало с помехой входить в круг, - упрекнул его один из старших мужчин. - Возвращайся туда, где тебе из милосердия дано пристанище".
"Я привык к лучшему..." - начал опешивший атраван, но его сразу прервали:
"Тогда тебе нужно было оставаться там, где тебе было лучше!"
"Я - атраван", - заявил жрец.
Но и это ему не помогло.
"Атравана теперь уже нет, - серьезно сказал старейшина селения. - Началось новое время. Зороастр - провозвестник Саошианта, а больше нам никого не нужно".
Жрец хотел еще что-то сказать, но ему снова было указано, что он мешает, и двое мужчин отвели его к месту ночевки.