заказ билетов благотворительность

Мюзиклы для детей и взрослых. Остальное - Сноска 158

Когда Ядаса принесла его старцу и по его просьбе положила на его руки, на древнего старца снизошло откровение.
"Агурамазда, о Возвышенный, Вечный, я благодарю Тебя, что Ты оказал мне честь, позволив увидеть этого мальчика! - в восторге восклицал он. - Малыш, ты призван продолжить дело твоего отца! Ты должен объединить весь Иран учением, которое ему позволено было принести нам по воле Агурамазды! Но ты не станешь жрецом, ты будешь царем всего обширного государства. И в качестве такового ты будешь распорядителем Вечной Мудрости, знания о Боге!
Ты будешь силен в вере, чист и верен. И на тебе будет Благословение Агурамазды. Твои потомки будут великими. Сильной рукой они будут править страной и покорят себе соседние государства.
Только намного позднее человеческое высокомерие и человеческая
самонадеянность получат господство над душами. И тогда неизмеримо
великое государство рухнет. Знание о Боге исчезнет, на Его место станут
ложные боги.
Я вижу убийства и пожары, дымящиеся развалины и павшие города. Я вижу, как потомки нашего народа опустятся со своей высоты. Они смешаются с другими народами, пропадет их чистота. Горе, горе!"
Старик минуту молчал. С закрытыми глазами он углубился в себя, так что можно было подумать, что он заснул. Но тут он внезапно выпрямился.
"Но я вижу, как над Ираном поднимается новое солнце! - ликующе воскликнул он совсем другим голосом. - Чудесная Белая Птица летит над страной. На горе Ара-Маздах встанет Наследник, и невидимые слуги принесут Ему то, что принадлежит Ему".
Снова он замолчал, чтобы с еще большим ликованием продолжить:
"А Наследник этот - Саошиант! Я вижу это! Дитя, твоему отцу дозволено стать провозвестником и Смотрителем Пути Саошианта, а ты будешь его слугой на Земле и в Вечности!"
Все с восторгом выслушали его, и пока Зара-Тустра и Гафиз заботились о ясновидящем, Ядаса тихо унесла получившего благословение ребенка в свои покои.
Этой ночью Джаява уснул вечным сном. По его чертам разлилось небесное спокойствие, как будто он мог теперь видеть что-то прекрасное. Никто не смог бы сказать, сколько ему лет. Он был "всегда", считали люди. Повинуясь его желанию, его не похоронили, что охотно сделал бы Зара-Тустра. Они отнесли его тело к башне молчания и положили его там, на съедение большим черным птицам.
"От меня не должно остаться ничего земного", - так пожелал Джаява.
Они почтительно отнеслись к его желанию.
Его очень не хватало обитателям дворца. Они не могли себе представить жизни без старика, но постепенно они привыкли.

Партнеры