заказ билетов благотворительность

Мюзиклы для детей и взрослых. Остальное - Сноска 161

Зара-Тустра ухватился за последнее слово:
"Ненужные слова! - воскликнул он. - А кто из вас уже может решить, нужны ли его слова? Каждый считает свои слова нужными. Воистину, лучше молчать, чем заговорить не вовремя".
Тогда они стали просить Мианг-Фонга объяснить им его мнение. Он дружелюбно сказал, что считает молчание прекрасным упражнением.
"Кто хоть однажды по-настоящему потренируется в этом, увидит, какое благословение оно приносит ему. Благодаря молчанию наши мысли углубляются, дают корни и приносят плоды".
"Ты прав, Мианг-Фонг", - согласился Зара-Тустра. Но один из младших учеников удивился:
"Но если тебя однажды пошлют к твоему народу, ты действительно захочешь погрузить весь народ в молчание, Мианг-Фонг?"
Он спросил об этом с таким удивлением, что серьезный ученик не мог не рассмеяться.
"Вы не дали мне договорить, друзья. Я бы, конечно, потребовал молчания только от учеников!"
"Как вы думаете, - предложил Зара-Тустра, - не попробовать ли и нам силу молчания? Я думаю, мы определим один день в месяц, в который мы будем говорить только самое необходимое. Хотите?"
Они бурно согласились с этим предложением. Их привлекла его новизна. Они стали спрашивать, какой день учитель считает подходящим.
"Я думаю, есть два таких дня, которые особенно важны: день перед молитвенным собранием, чтобы принести нам настоящую концентрацию, или день после него, чтобы углубилось услышанное. Как вы думаете?"
Они не могли решить, и тогда один из старших предложил взять оба дня. Остальные согласились, и длительное время дни перед и после полнолуния считались днями молчания, посвященными самоуглублению для учеников.
Зара-Тустра рассказал Ядасе об этом решении и спросил ее, не хочет ли она решить то же самое для ее женщин. Она долго думала, а потом сказала:
"Наша работа касается в основном практических вещей, которыми
большинство девушек занимаются вне наших учебных залов. Там молчание
будет невозможным. Но половинные меры хуже, чем вообще никакие. Я
расскажу женщинам об этом, может быть, они решат добровольно
ограничивать себя в разговорах в определенные дни".
Однажды Мианг-Фонг попросил учителя о беседе. Он сообщил, что ночью услышал зов спуститься через высокие горы в страну, которая будет показана ему.
Там великий и даровитый народ уже чуть было не погряз в предрассудках и пороках. Он должен принести этим людям истину, ввести дисциплину и добрые обычаи и возвестить им о Боге. Этот народ призван к великому. Мианг-Фонг стоял перед учителем просто и скромно, исполненный только величия своей задачи и Великой Милости Всевышнего Бога.
"Тогда я благословлю тебя на следующей молитве, сын мой, - с волнением сказал Зара-Тустра, - а потом можешь отправляться, куда поведет тебя Бог".
Он позаботился о многом, что было необходимо для такого далекого, очень тяжелого путешествия, и дал ему одну из своих белых лошадей.