заказ билетов благотворительность

Мюзиклы для детей и взрослых. Остальное - Сноска 174

Казалось, что он при этом произносит тихую молитву. Потом он снова возвысил голос:
"Да благословит тебя Агурамазда, сын мой! Он с самого рождения предназначил тебя в цари этому народу. С сегодняшнего дня ты князь. Поднимись, царь Ирана Виштаспа!"
Несмотря на святость места, где они находились, послышались крики. Одни радостно приветствовали молодого правителя, другие просили князя не уходить от них.
Он устало улыбнулся.
"Дайте мне еще пару лет рядом с молодым князем, когда я смогу в качестве советника радоваться тому, что предпримет молодая сила".
Когда учитель заметил, что Гафиз больше ничего не хочет сказать, он встал рядом с ним и поблагодарил его от имени народа за исполненное любви и доброты правление, которое отличало его.
Он помолился о многих мирных годах отдыха и о силе для помощи молодому царю.
Виштаспа вступил во владение с радостью. С самого детства воспитанный с мыслью, что однажды ему придется заменить Гафиза, он внимательно наблюдал за деятельностью князя. Позже князь сам обсуждал с ним каждое намерение, прежде чем выполнить его.
Виштаспа хотел поступать так же и теперь и ежедневно обсуждать все со своим старшим другом. Но тут он натолкнулся на решительное сопротивление.
"Тебе нельзя привыкать к тому, чтобы при каждом деле спрашивать у меня одобрения, мой сын, - доброжелательно сказал старик, - иначе ты станешь несамостоятельным. Если ты что-то предпринимаешь, ты можешь рассказать мне об этом потом, и мы обсудим это. Так будет лучше". ВОЛНЕНИЯ на севере страны, которые прекратились было, снова усиливались самым угрожающим образом. Все новые и новые гонцы сообщали о разбойничьих нападениях, об убийствах и поджогах. Нужно было действовать, чтобы прекратить вторжения.
Виштаспа был воспитан с мыслью, что кровопролитие противоречит Воле Бога. Но он знал также, что Гафиз тогда выступил против врагов по приказу Бога.
Он тоже приготовился отправиться на север, его должен был
сопровождать большой отряд вооруженных всадников. Князь, хотя и считавший в глубине души, что и половины этого количества было бы достаточно, не мешал молодому царю. Он должен был показать, на что он способен.
Как и тогда, Зара-Тустра благословил отправляющихся в поход, которые уезжали радостные духом, как будто речь шла о приключении. Но у царя был план, который он сообщил своим военачальникам по пути.
Поначалу они слушали с удивлением то, что он пытался объяснить им. Но когда они поняли, в чем дело, они обрадовались и попросили разрешения уведомить своих людей.
Это произошло в тот же вечер, и от шатра к шатру перескакивал смех, вызывая все новые взрывы веселья.
В таком радостном настроении они через несколько дней после очень утомительной дороги верхом прибыли на север, где находилась граница, среди скал и пропастей, нагромождения гор, вызывавших головокружение.