заказ билетов благотворительность

Мюзиклы для детей и взрослых. Остальное - Сноска 180

Всегда перед Ним было легкое покрывало, которое позволяло только угадывать Прекрасные Черты".
"Я видела Его, и Великая Женщина улыбалась мне, вот как сейчас, - в восторге говорила Ядаса, не замечая, что она говорит. - Рядом с ней стоят Царица Любви и Царица Красоты. Любовь бросает нам красную розу. Вы чувствуете запах?"
И действительно, по покою как будто прошел аромат розы, такой сильный и живительный, какого никогда не бывает у земных цветов.
"Царица Чистоты распростерла руки. Как щедро Она благословляет меня! Ей мне позволено будет служить в сияющем царстве. О, Чистейшая из Женщин, позволь мне быть Твоей! Я не желаю ничего иного!
Она кивает, Она согласна. Она машет мне. Как чудесно! Господь, Всевышний, я благодарю Тебя!"
Ядаса тихо опустилась назад на подушки, которые должны были поддерживать ее. Трое мужчин в молитве стояли вокруг нее.
В их душах проносились сильнейшие переживания, их наполняли только хвала и благодарность. Благодарность за то, что Бог поставил на их жизненном пути эту чистейшую женщину, благодарность за то, что он призвал ее так легко и мирно. Просветленная улыбка лежала на прекрасных чертах и больше не исчезала.
Они долго стояли у бренной оболочки Ядасы, они не могли оторваться. Зара-Тустра назначил, что тело должно покоиться в склепе. Для него была невыносимой мысль о башнях молчания.
На следующий день все было готово. Жрицы понесли в склеп тело Ядасы, укрытое цветами. Они не потерпели бы, чтобы к ней прикоснулась какая-то другая мужская рука, кроме рук ее супруга и царя.
Хвалебные песнопения, которые сочинила и которым научила их сама Ядаса, звучали, пока перед склепом сооружался холм из камней. После этого Зара-Тустра произнес проникновенную благодарственную молитву и призвал всех не забывать эту чистую жизнь, которая была примером для всех, и стремиться подражать ей. ЖИЗНЬ продолжалась. Ядаса сама назначила ту, кто должен был следить за жрицами и руководить их занятиями. Другая женщина получила от нее назначение жить вместе с женщинами-помощницами и руководить ими.
Обе женщины считали это своим святым долгом и делали все, что только было в их силах, чтобы брешь, которую пробила смерть Ядасы, не слишком выросла.
Но трое мужчин во дворце с каждым днем все сильнее ощущали, как ее не хватает. Они отчетливо замечали, как часто одно ее слово, исполненное понимания и стремления к миру, сглаживало неминуемые противоречия.
Как часто она могла одним словом ярко осветить какое-то событие, о котором рассказывал кто-то из мужчин, так что они вдруг смотрели на это другими глазами.
И чем больше им не хватало ее, тем молчаливее становились они, оставаясь друг с другом.