заказ билетов благотворительность

Мюзиклы для детей и взрослых. Остальное - Сноска 54

В свое время с твоих уст будет снята печать, чтобы ты мог возвестить Божественную Тайну", - торжественно сказал посланец. После этого он оставил своего ученика одного.
Теперь, получив разрешение говорить, Зороастр стал почти робким. Две возможности, которые в ближайшее время представились, показались ему недостаточно важными, чтобы вывести на чистую воду тех, кто лгал. Он хотел дождаться чего-то более весомого. И такой случай представился.
Один из князей, зависевших от Гафиза, прислал гонца с сообщением о том, что на этот раз он не может выплатить требуемую дань. Посланник произнес длинную речь о том, что неурожаи и падеж скота разорили землю. Как только дела поправятся, налоги будут уплачены сполна.
Князь Гафиз хорошо видел, что гонец говорил неправду, хорошо продуманную неправду, но он остерегался дать гонцу понять это.
Чем спокойнее он оставался теперь, чем непринужденнее мог вести себя сейчас гонец, тем лучше Гафиз мог продумать свои последующие действия. Он приветливо сидел на кресле, которое служило ему троном, и давал гонцу выговориться.
И тут внезапно раздался ясный голос Зороастра: "Не верь ему, князь Гафиз! То, что он говорит, - ложь. Его господин и не думает о том, чтобы выплатить тебе когда-нибудь дань. Это только попытка проверить, как далеко он может зайти".
Гафиз испугался и велел ему замолчать. Но Зороастр принял испуг за внезапное осознание того, что он сказал ему. Он хотел сообщить бедному обманутому князю еще кое-что. И он снова начал:
"Я вижу, как мысли гонца ползают вокруг тебя, князь Гафиз, как мерзкие черви. Отошли его, чтобы воздух здесь снова очистился!"
Придворные стояли, будто окаменев. Как самый младший из них осмеливался говорить такое!
Гафиз, напротив, поднялся. Спокойным голосом он попросил Зороастра не вмешиваться в переговоры. Более того: он попросил гонца не придавать значения тому, что сорвалось с уст озабоченного и по-юношески пылкого человека.
Зороастр покинул покой, кипя от гнева, оседлал Рысака, не прибегая к помощи слуг, и ускакал.
И это было благодарностью князя за такое доброжелательное и обоснованное предупреждение? Что он все видел верно, в этом он был уверен. Разве Гафиз не должен был использовать явленную ему истину и отослать гонца? Зороастр понимал мир менее, чем когда-либо.
В нем жарко горело пламя возбуждения. Ему нужно было долго скакать, пока он снова не смог думать ясно. Тогда он повернул Рысака назад.
Он не хотел пропустить обед, как наказанный мальчишка. С
успокоившимися мыслями пришло и воспоминание о словах сияющего посланца: он должен найти в пережитом пользу и урок.
Чему он должен был научиться? Тому, чтобы не вмешиваться? Да, но тогда он не смог бы показать гонцу, что видит его насквозь.

Партнеры